Наш сайт использует cookie-файлы, данные об IP-адресе и вашем местоположении для того, чтобы сделать сайт максимально удобным для Вас. Если Вы продолжите пользоваться нашими услугами, мы будем считать, что Вы согласны с использованием cookie-файлов. Политика конфиденциальности

Архитектура благополучия

Архитектура Благополучия: архитектурное проектирование, производство и монтаж фасадного декора в Москве и Московской области

Деревянное зодчество.

Горьковская область.


Народное деревянное зодчество приволжских районов Горьковской области отличается высокими художественными достоинствами и ярко выраженным своеобразием. В нем с исключительной силой проявил себя строительный гений русского народа. Его мастера, следуя вековым традициям русской народной архитектуры, внесли в то же время много нового в приемы строительства и декоративного убранства зданий. С одной стороны, здесь и в девятнадцатом веке, к которому относятся ниже рассматриваемые здания, продолжали развиваться установившиеся в течение многих столетий плановые схемы, вполне удовлетворявшие потребности крестьянской семьи. С другой стороны, происходили коренные изменения в конструктивной системе покрытия здания: покрытие с бревенчатым фронтоном сменялось технически более совершенным покрытием на стропилах.

Развивая традиции русского народного зодчества, народные мастера соединяют в живописном ансамбле жилые и служебные постройки, последовательно осуществляя свои замыслы до самой мелкой архитектурной детали. В то же время они привлекают новые мотивы декоративной обработки зданий, и, свободно, творчески перерабатывая их, сливая с традиционными формами народного орнамента, создают оригинальные образцы декоративного убранства.
Высокая художественная культура, отличающая народное зодчество бывшего нижегородсткого Поволжья, делает его весьма ценным для отечественной архитектурной науки и практики. Особенно интересны памятники крестьянского зодчества Горьковской области своим декоративным убранством.

Резной декор, так называемая «глухая резьба» стал неизменным спутником архитектуры крестьянского жилья почти на всем протяжении девятнадцатого века. В сочной резьбе, выполненной с большим вкусом и тонким декоративным чутьем, сказались присущие русскому народу любовь к красочности и нарядности, декоративная изобретательность, художественный такт. В сооружениях народных мастеров приволжских районов Горьковской области мы видим органическое сочетание архитектуры и резного декора. Виртуозное мастерство резчиков позволяло им создавать высокохудожественные произведения декоративного искусства. Мы с полным правом можем рассматривать памятники народной архитектуры как ценнейшие образцы подлинного синтеза архитектуры и резного декора. Объемная, богатая светотенью архитектура бревенчатых домов хорошо гармонирует с глубокой резьбой, выявляющей композиционные и тектонические особенности архитектуры крестьянской избы и обогащающей ее простые формы.

Тесная связь резного декора с композицией дома в целом и с каждой отдельной архитектурной формой, подчинение орнаментальных композиций тектонике сооружения, чувство меры, которым отличаются лучшие композиции народных мастеров, творческая свобода и изобретательность, проявляемые при использовании орнаментальных мотивов городской классической архитектуры, умение максимально использовать художественные свойства материала и, наконец, высокое мастерство выполнения резного декора, - все эти черты представляют большой научный и практический интерес.
Архитектура народного жилища приволжских районов Горьковской области на протяжении девятнадцатого века подверглась значительным изменениям. Этот период в народном зодчестве характеризуется тем, что черные избы были почти полностью заменены белыми, а маленькие «волоковые» окна*, нередко служившие для выхода дыма при топке по-черному, постепенно были вытеснены большими косящатыми окнами, пропускающими в помещении больше света.

Одновременно происходили изменения и в приемах строительства крестьянских жилых домов. Древняя тяжелая конструкция покрытия с фронтонами из бревен («самцов») и врубленными в них продольными жердями («слегами») под влиянием городского строительства заменяется более легкими стропильными конструкциями. В связи с этим архитектура главного фасада дома и его декоративное убранство получают новое композиционное выражение. Исчезают выносы повальных бревен ( выступающие концы бревен верхних венцов сруба), причелины ( доски, прикрывающие торцы слег) и их характерные декоративные свесы («полотенца»). Фронтон, который не составляет теперь уже одного целого со стеной, отрезается от нее карнизом в том месте, где кончается стена и начинается дощатое заполнение тимпана фронтона. Резьба, которая раньше украшала причелины, полотенца, выносы повальных бревен, теперь размещается на карнизах фронтона, на фризовой доске и на оконных наличниках. В девятнадцатом веке широкое распространение в центральных районах Поволжья получила глухая резьба, которой народные мастера украшали свои постройки. Бывшая Нижегородская губерния явилась центром развития этого замечательного народного мастерства. 
Своеобразие народного зодчества Верхнего Поволжья в девятнадцатом веке обусловлено историческим и социально-экономическим развитием края.
«Волоковые» окна – горизонтальные прямоугольные отверстия, прорубавшиеся в толще двух рядом лежащих бревен и закрывавшиеся деревянными задвижными заслонками.

Высокое строительное и декоративное мастерство, отличающее большинство сооружений народного зодчества, отчасти объясняется глубокими связями домового строительства с искусством строить и украшать резьбой волжские суда. Недаром глухую домовую резьбу нередко называют «барочной» резьбой и «корабельной» резью. Искусство корабельной рези имело вековые традиции, и когда в девятнадцатом веке плотничьи артели, строившие барки и беляны, в связи с развитием пароходства стали все более переключаться на домовое строительство, они с успехом применили корабельную резь для украшения крестьянских домов…
Наиболее распространенным типом жилых сооружений приволжских районов Горьковской области является одноэтажный дом клетью. Клеть – это сруб из горизонтальных рядов бревен (венцов), обычно приближающийся в плане к квадрату. Такие дома составляют основную застройку почти каждой деревни. Однако наряду с этим основным типом композиции жилья немалое распространение получили одноэтажные пятистенки – дома, в которых имеется рубленая пятая стена, разделяющая избу на две половины. Распространены были также и двухэтажные дома, обычно представляющие собой клеть, поставленную на клеть, или пятистенок, поставленный на пятистенок.

В плане одноэтажный дом клетью представляет собой вытянутый прямоугольник, состоящий из клети зимней избы, прирубленных к ней сеней и еще дальше клети летней избы. В то время как в доме клетью главный фасад, как правило, имеет три окна, в пятистенке – пять окон. Здесь на фасад выходят два помещения, разделенные поперечной стеной: близкая к квадрату зимняя изба с тремя окнами и более узкая горница с двумя окнами. Входы в эти помещения находятся в сенях, где нередко имеется и ряд кладовых.

В двухэтажных домах в сенях размещается лестница, ведущая на второй этаж, в котором обычно повторяется планировка первого этажа с его жилыми помещениями и кладовыми. В объемной композиции дома важное значение имеют двор и его связь с домом. Для районов Горьковской области характерны дворы, расположенные сбоку от жилого помещения и имеющее самостоятельное покрытие. Эти композиции строятся по принципу двухрядной связи*. Иногда двор помещается между двумя жилыми сооружениями или между жильем и служебными постройками, образуя трехрядную связь. Включение дворов и служебных построек в композицию жилья позволяло создавать сооружения, разнообразные по объемам и живописные по силуэту.
Однорядный тип жилья ( «под одну связь») – это жилье, в котором все жилые и хозяйственные сооружения расположены по одной оси и покрыты общей двускатной кровлей. В двурядном жилье композиция строится по двум осям, в трехрядном – по трем.

Конструкции домов отличаются простотой и продуманностью. Сруб рубился, как правило, с остатком. Основанием для него служили большого диаметра бревна, положенные непосредственно на землю или на врытые в землю толстые вертикально поставленные столбы. В более поздних сооружениях нередко встречается фундамент, выложенный из кирпича. Как уже указывалось, в древних сооружениях фронтон рубили из бревен («самцов»), которые вместе со связывающими их слегами служили основной несущей конструкцией крыши. Затем, с появлением стропил, «самцы» стали заменять дощатым заполнением фронтона.

Одноэтажный дом клетью крылся обычно на два ската. Одноэтажный дом-пятистенок, наряду с покрытием на два ската, нередко имеет четырехскатное покрытие, причем для последнего случая характерно наличие мезонина. Двухэтажная клеть и пятистенок имеют аналогичные системы покрытия. Материалом для кровли служили в основном тес, затем солома и дранка, позднее – железо.

В большинстве домов бревенчатый сруб выступает в своем непосредственном виде. Обшивка тесом и обработка выступающих торцов бревен в виде пилястр характерны для более поздних сооружений.

Одним из старейших среди сохранившихся одноэтажных жилых сооружений в народном зодчестве Поволжья являются дом Дорониных в деревне Овчинкино и дом Лоховых в деревне Вашкино Чкаловкского района Горьковской области. Их постройка относится к началу девятнадцатого века. В композиции этих сооружений особенно сильно сказываются художественные традиции старины.

Хотя в доме Дорониных и в доме Лоховых отсутствуют «самцы» и крыша устроена на стропилах, однако народные мастера широко применили здесь архитектурные формы, характерные для сооружений с «самцовыми» фронтонами. По скосу крыши идут украшенные резьбой причелины. Выступы повальных бревен прикрыты силуэтами коней. На фасаде по сторонам большого «красного» окна, подчеркивающего вертикальную ось, которая была особенно ярко выражена в старинных избах с крышами на «самцах», расположены небольшие «волоковые» окна. В доме Лоховых имеются даже такие древние детали, как «курицы» - консоли, сделанные из корневищ, и поддерживаемые ими водотечники, служащие водосточными желобами и опорою для кровельного теса. Единственная деталь, которая появилась в результате замены «самцов» стропильными конструкциями, это лобовая доска, прикрывающая место перехода бревенчатой стены в дощатое заполнение фронтона.

Выдающимся примером одноэтажных жилых домов Поволжья является дом Авакимовых в Городце. Хотя дом Авакимовых построен сравнительно недавно, в 1868 году, однако он сильно разрушен. Исчезли дворовые постройки, от резных ворот остались лишь одна «верея»*. Заново выстроены сени. В неприкосновенности сохранилась лишь зимняя изба. Однако даже в таком виде архитектура дома производит сильное впечатление.

План избы является типичным планом избы клетью. Приближаясь к квадрату размером 5х5 м, он отличается необычайной красотой и продуманностью расположения всех элементов. В нем сказывается народная строительная мудрость, которая на протяжении веков совершенствовала план жилья, доведя его до степени полной законченности.

План избы, расположение окон, печи, и т.д. – все подчинено уклады жизни дореволюционного крестьянина.
«Верея» вертикально поставленный столб, к которому крепятся полотнища ворот или калитки. Обычно такие столбы украшались резьбой или были обработаны выступающими полуколонками.

По левую сторону от входа в избу расположены печь с лежанкой и пространство, ограниченное невысокой перегородкой, называемое «упечь», «стряпушечья», где происходит приготовление пищи. В передней правой части избы стоит стол и тут же рядом, в «красном углу», - божница. Эта часть избы, являющаяся как бы парадной и деловой, особенно хорошо освещена. В затемненном заднем углу поставлена кровать, а выше устроены полати. Вместе с лежанкой они служат местом отдыха крестьянина. В композиции наружных частей дома Авакимовых так же, как и в ранее упомянутых домах Дорониных и Лоховых , сказалось стремление мастера соединить древние традиционные формы архитектуры с новыми композиционными приемами и новыми мотивами резного убранства зданий. В этом доме имеются широкие причелины с полотенцами и фигурными изображениями коней, прикрывающими торцы выступов повальных бревен. Эти выступы, образующие как бы кронштейны для поддерживания мощного навеса кровли, обработаны в своей нижней части обычным в таких случаях мотивом геометрического узора в виде треугольников и ромбов.

Однако в отличие от более ранних построек на главном фасаде применены лишь большие – «красные» окна, а «волоковое» имеется только на боковом.

Особым совершенством отличается резьба дома Авакимовых. В резном убранстве этого сооружения мастер применил весь арсенал мотивов и образов, характерных для народного декоративного искусства Поволжья, - от плоского геометрического орнамента до изображений фантастических существ, выполненным сочным, сильным рельефом.
Дом Крестининых в селе Просек Лысковского района Горьковской области является примером более позднего сооружения с фронтоном в виде замкнутого треугольника.

В этом доме привлекают внимание резные наличники окон и пышное убранство фронтона с замечательным светличным окном, украшенным по бокам резными волютами и сверху богатой орнаментальной композицией из переплетающихся лоз винограда. Такой прием украшения зданий, характерный для сооружений второй половины девятнадцатого века, широко распространен в райноах, расположенных по течению Волги ниже города Горького.

В доме Деманиных в деревне Вязилки Лысковского района Горьковской области особый интерес представляют композиция обрамлений оконных проемов и декоративная обработка ворот дома. Широкая полоса оконных наличников, украшенных силуэтными изображениями сказочных птиц, клюющих виноград, объединена общей подоконной доской. Незаурядное мастерство резчика проявлено не только в самой композиции фигурного наличника, но и в плавном изгибе линий, в сочной пластике декоративной формы.

Двухэтажные жилые дома значительно реже строились в деревнях Поволжья, нежели одноэтажные. Их строительство было доступно только наиболее зажиточной части сельского населения. Однако двухэтажные дома строили также народные мастера, и среди них нередко встречаются постройки, отличающиеся высокими художественными достоинствами.
Одним из таких сооружений является дом Зуевых в деревне Опалихе. Как свидетельствует надпись на фризе, дом построен в 1849 году. Характерно, что в композиции главного фасада применены вместе с «красными» окнами «волоковые» окна, которые придают ему особую архитектурную выразительность. Поместив в первом этаже два «волоковых» окна по бокам одного «красного» и сохранив таким образом бревенчатую поверхность стены, зодчий подчеркнул этим суровую силу основания дома.

Во втором этаже размещены большие «красные» окна, создающие более насыщенный ритмический и декоративный ряд, наконец, еще выше идет широкая лента резьбы фриза и богатый резной фронтон, в центре которого разместилось светличное окно. Такой прием постепенного облегчения верхних частей сооружения и одновременного их насыщения их декоративным убранством широко применялся в народном зодчестве приволжских районов Горьковской области.

Резное мастерство дома Зуевых отличается высоким мастерством выполнения. Особенно полно проявилось декоративное мастерство зодчего в резьбе ворот с их мощными вереями и декоративными угловыми вставками, украшенными изображениями львиных фигур. Резьба дома Зуевых свидетельствует о том, что к середине прошлого столетия искусство глухой резьбы достигло полного расцвета и только гибель древних памятников деревянного зодчества не позволяет сейчас глубоко проследить искусство более раннего периода.

Если дом Зуевых является примером двухэтажной клети, то дом Коротковых в деревне Черная, построенный в 1860 году, представляет собой двухэтажный пятистенок. Этот дом является одной из крупнейших построек в народном зодчестве Поволжья. Интересно отметить то внимание, с которым народные мастера относились к размещению сооружения и в связи с этим к его архитектурной композиции. Дом Коротковых стоит на развилке двух дорого при въезде в деревню. В композиции дома мастер учел особенности его расположения и ведущее значение в деревне. Это монументальное сооружение встречает подъезжающих к деревне своим главным фасадом. Здесь дорога расходится. Одна ее ветвь, основная, тянется вдоль оврага, в глубине которого протекает речка Черная, другая, второстепенная, идет параллельно ей через всю деревню.

Мастер разработал архитектуру бокового фасада, выходящего на главную дорогу, с таким же вниманием, как и главный фасад. На этой стороне помещено богатое резное крыльцо, имеются ворота во двор, украшенные, как и ворота главного фасада, растительным орнаментом. Баня играет в композиции бокового фасада ту же уравновешивающую роль, что и кладовая со стороны главного фасада. Основной же объем двора, выходящий на второстепенную улицу, пешен просто, в виде сплошной стены без применения декоративных порезок.

Немногочисленность композиционных и конструктивных приемов, применявшихся строителями крестьянских жилых домов, была следствием долгого, производившегося поколениями мастеров отбора лучших приемов, которые стали общепринятыми и повторялись, постепенно совершенствуясь и видоизменяясь, в течение десятилетий. Это делает понятным, почему такие дома обладают исключительной продуманностью и законченностью не только в отношении их практической целесообразности, но и в отношении композиционной обоснованности, которою проникнуты и расположение дома и двора, и размещение окон и ворот, и пропорции целого и частей. В частности, нельзя не отметить, того значения для цельности, масштабности и образной выразительности зданий, которое имеют сочетания «красных» и « волоковых» окон в более старых избах, размещение наибольшего количества окон во вторых этажах двухэтажных изб при более массивном подклете и ассиметричное расположение входа и въезда во двор, подчиняющее его фасаду дома. Нельзя не отметить и того, что изменения, происшедшие в течение девятнадцатого века в архитектуре народного жилища Горьковской области, - изменение конструкции крыши и увеличение количества «красных» окон – не только были шагом вперед в техническом и функциональном отношении, но и сделали фасады новых изб более живописными и непринужденными, особенно в пятистенных избах с их ассиметричными группами окон.

Народные мастера, создавая внешнюю архитектуру дома, не оставляли без внимания и его внутреннее убранство. Дом Коротковых является ярким примером такого единства архитектуры внешнего объема сооружения и его внутренних помещений. Монументальному характеру сооружения вполне отвечают крупные формы архитектуры интерьера и добротная мебель, украшенная рельефной резьбой.

Выше указывалось, что мастер применял такую выразительную архитектурную форму, как резная колонка, не только в композиции наружной архитектуры (крыльцо), но и в композициях дворовых сооружений, где имеется обходная галерея, и в архитектуре интерьера – в частности в перегородке, отделяющей место приготовления пищи от остального помещения.

Иной характер имеют обрамления входов в чуланы на втором этаже дома. Здесь применены широкие пилястры с крупными капителями, которые поддерживают небольшие украшенные порезками фронтоны.

Большой интерес представляет мебель в доме Коротковых. Две резных кровати, монументальная скамья с очень простым и в тоже время выразительным рисунком спинки из перекрещивающихся брусков, наконец, шкаф и резная божница дают полное представление о высоком искусстве народных мастеров и в отношении мебели.

Кровать, которая находится на первом этаже, выглядит простой, без претензий на богатство. Она невысока – высота ее спинки равняется 79 см, наибольшие размеры по периметру – 186ч82 см. декоративная обработка этой кровати, несмотря на ее относительную скромность, отличается большим художественным вкусом и достоинствами и в то же время отвечает требованиям практического удобства. 
Высокая стенка по узкой стороне, обработанная волютами, так же необходима. Как и вырез в ограждении по длинной стороне кровати. Выемчатая резьба* отличается тонкостью проработки. Очень хорошо вяжется со всем обликом крестьянского жилища декоративный мотив веток с тремя листками на концах. Компонуя ветви в определенных ритмах, придавая им различные направления, резчик сумел создать простой, красивый орнамент, подчинить его конструктивной форме.

Кровать на втором этаже дома Коротковых значительно параднее. В то время как первая в какой то степени кажется низкой и узкой, эта – короче, шире и выше. Все мотивы декора, как растительные, так и геометрические, выполнены в высоком, сочном рельефе и вполне отвечают общему монументальному характеру кровати.

Скамья, в отличие от кровати, почти совсем лишена растительного орнамента, если не считать условной резьбы по бокам спинки. Однако она подкупает своими простыми и мощными формами. Композиция скамьи ассиметрична. Мастер в данном случае трактовал художественную форму в зависимости от особых условий местоположения скамьи. Она располагается вдоль внутренней стенки дома и одним своим концом упирается в угол, где стоит божница. Мастер заканчивает спинку скамьи, не доходя до угла и освобождая, таким образом, место для установки божницы. В результате все элементы свободно размещаются в пространстве, не мешая друг другу и увязываясь в единую композицию.

Вполне отвечает характеру всей мебели в доме Коротковых шкаф, находящийся во втором этаже. Он имеет довольно большие размеры: его высота достигает 2,5 м. здесь применен прием контраста между простой, лишенной украшений поверхностью шкафа и его пышным декоративным венчанием. Две мощные орнаментированные волюты образуют живописный силуэт. Плоскость, заключенная между этими волютами и карнизом шкафа, так же покрыта сочной резьбой, построение которой полностью подчинено характеру основного силуэта.

Божница представляет собой в декоративном отношении самый богатый элемент убранства интерьера избы. Она занимает видный «красный угол» дома против входа. Вся божница почти сплошь покрыта разнообразным тщательно выполненным резным орнаментом. Только стволы колонок, поддерживающих фриз и фронтон божницы, да торцовая доска выдвижного ящика не имеют резьбы и служат как бы спокойным фоном для орнаментального убора.

Резной декор играет важную роль в архитектуре крестьянского жилища приволжских районов Горьковской области. Выполненный техникой «глухой» барельефной резьбы и приближающийся, по-существу, к деревянной скульптуре, этот орнамент помогает народным мастерам придавать жилью особую уютность и теплоту. Орнамент отличается разнообразием мотивов и совершенством исполнения. В нем наряду с мотивами, навеянными местной флорой, можно видеть и подобие фантастических зверей, выполненных в каменной резьбе на стенах храмов двенадцатого-тринадцатого века во Владимире и Юрьеве-Польском, и переработку классических архитектурных декоративно-скульптурных форм, шедших в деревни Поволжья из городской каменной архитектуры восемнадцатого – начала девятнадцатого века, и из резьбы, украшавшей деревянные суда, в постройке которых принимали участие приволжские плотники. Акант, ионики, модульоны и розетки украшали такие детали, как карнизы, ко времени появления их в крестьянских избах уже вполне развившиеся в городской архитектуре восемнадцатого, начала девятнадцатого века. Изображения зверей и растительный орнамент располагаются во фризах, на воротах и оконных наличниках. Многочисленные мотивы геометрического и растительного орнамента сочетаются с изображениями всевозможных «фараонок», львов, сиринов, райских птиц, отличающимися фантастичностью и декоративностью.
Выемчатая резьба, более древняя по происхождению, чем глухая рельефная резьба, носит характер отпечатка резьбы рельефной, ее формы. Широкое распространение получили надписи и даты, которыми народные мастера любили украшать свои постройки, иногда включая в них и свое имя. Благодаря этому обычаю стало возможным установить основные этапы развития архитектуры народного жилища Поволжья, а так же выявить имена отдельных мастеров среди того бесчисленного множества безвестных зодчих, которые создавали замечательные памятники деревянного зодчества на берегах великой русской реки. Среди этих имен наибольшей известностью пользовались в свое время Е.С. Зиринов, С.Д.Удалов, М Малышев, Г.Кокуркин, Молев, Скобликов, Гунин и др.

Вместе с постепенным усложнением и все большим обогащением резьбой архитектурных форм шел одновременный рост мастерства резчиков. Самые сложные декоративные мотивы выполнялись ими с бесподобной легкостью. Народные мастера создали огромное количество самобытных мотивов орнамента, но даже в техслучаях, когда они использовали известные мотивы классического декора, они вносили в них ту свободу трактовки и исполнения, которая заставляет эти мотивы жить новой жизнью, волнует новым, неожиданным содержанием.
Несмотря на постоянное проявление индивидуальности в творчестве народных мастеров и разнообразие архитектурных форм и декора, необходимо отметить то стилевое единство, которое характерно для всех памятников народного зодчества приволжских районов первых трех четвертей девятнадцатого века. Это единство обусловлено повторяемостью схем объемно-пространственных композиций и единством приемов декоративной обработки.

В своих композициях народные мастера добивались органического единства резного декора и архитектуры. Органичность включения декора в архитектуру народного жилища объясняется не только единством материала и техники исполнения резьбы и архитектурных форм, но так же, и главным образом, тем, что народные мастера полностью подчиняли композиции сооружения его орнаментальное убранство. Они уделяли основное внимание украшению тех частей зданий, которые являются одновременно и его основными композиционными элементами. Фронтоны, фризы, наличники окон и дверей, ворота – все это покрывалось глухой резьбой, обогащавшей простые архитектурные формы жилища и выявлявшей его тектонику. При этом работающие части здания – вереи ворот и карнизы, покрывались резьбой, имеющей сравнительно неглубокий рельеф. Более рельефна и глубока резтба на фризах и в тимпанах фронтонов, в оконных наличниках иногда применялась и сквозная резьба.
Так в руках народного мастера декоративная резьба становится средством выявления композиционной и конструктивной сущности сооружения.

Более того, декоративная резьба способствует усилению впечатления живописности и уюта, производимого крестьянскими жилыми домами Поволжья. Это впечатление во многом зависит от резных украшений и от контраста между ними и монументальностью рубленых стен.

Хозяйственные постройки приволжских районов представляют не только этнографический, но и художественный интерес. Талантливые зодчие, строившие замечательные жилые дома, с большой ответственностью и художественным тактом подходили и к возведению служебных построек. Среди хозяйственных сооружений народного зодчества встречаются разнообразные типы амбаров, бань, мельниц, колодцев, кузниц. Некоторые из этих сооружений могут быть с полным основанием отнесены к законченным художественным произведениям и войти в историю русской архитектуры как выдающиеся памятники народного зодчества. Среди построек хозяйственного назначения наибольший интерес представляют мельницы. В этих сооружениях народная мудрость и художественное чутье слились воедино, породив смелые, практичные и в то же время глубоко своеобразные композиции.

Сказочное впечатление оставляют ветряные мельницы на «кострах». «Костер» - это рубленая подставка в виде усеченной пирамиды. На верхней площадке его закрепляется вертикальная ось из толстого бревна, на которой вращают мельницу при установке крыльев на ветру. В плане такие мельницы представляют собой квадрат. Покрываются они на два ската. Ось, на которую навешивают крылья, обычно бывает на уровне основания фронтона. Поворачивается мельница при помощи длинных жердей, связанных у основания в один узел. Иногда «костер» бывает довольно высоким, и верхняя часть мельницы выглядит компактным сооружением, напоминающим амбар. В других случаях «костер» бывает значительно ниже, но зато самый объем мельницы увеличивается. Мельница в деревне Чертиха относится к первому типу. Зодчий в данном случае проявил большую заботу не только о выразительности силуэта сооружения и его пропорциях, но и его декоративной обработке. Создав большой выступ торцевой части сруба, он опирает его на резные столбики галереи. На эту галерею ведет приставная лестница. В результате получилась богатая светотенью, живая и очень выразительная композиция, которая, удачно разрешив функциональные задачи, обладает в тоже время достоинствами подлинно художественного произведения.

Не менее выразительны мельницы шатрового типа, у этих мельниц высокое основание в виде усеченной пирамиды в верхней части переходит во вращающийся шатер. Имеется много вариантов оснований шатровых мельниц. В одних случаях в основании лежит сруб восьмиугольный в плане, в других – квадратный и прямоугольный. Встречаются и сочетания различных объемов.

Повторяющиеся формы амбаров с громадными выступами в бревенчатом срубе, создающими навес перед входом, отличаются живописностью, простотой и целесообразностью. В плане амбары представляют собой клеть, внутри которой все приспособлено для хозяйских нужд. На полу вдоль стен устраиваются закрома – ящики для хранения зерна. Они располагаются против входа. Тут же находятся и сундуки с утварью, а более ценные вещи хранятся наверху. Чаще всего амбары ставят на землю, но иногда, особенно в местах, отличающихся сыростью, на столбы, которые слегка поднимают амбар над землей. В нижней части перед входом имеется площадка, покоящаяся на выступах бревен, лежащих в основании. Конструкции амбаров позволяют легко переносить их с места на место.

В настоящее время амбары дают наиболее полное представление о конструкции кровли на «самцах» и «слегах». Время и новейшие влияния не отразились на приемах строительства амбаров, и даже в двадцатом веке их продолжали строить дедовскими приемами. Здесь сохранились такие характерные для древнейших построек элементы, как «самцы» и «слеги», являющие основной несущей конструкцией крыши.

Интересна архитектурная композиция амбаров, в которой органично сочетаются функциональная и художественные стороны. Полуэтаж, поддерживаемый выносом бревен стен амбаров или рядом столбов, не только создает дополнительную площадь для хранения ценных предметов и вещей и является естественным прикрытием от дождя и снега, но в то же время представляет собой в высшей степени выразительную архитектурную форму, придающую амбарам особое своеобразие.

Амбар в поселке Красный Яришко Лысковского района является типичным примером амбаров в народном зодчестве Поволжья. В плане он представляет собой клеть размером 5х4. Вход расположен по длинной стороне под навесом, опирающимся на пару резных столбов, довольно просто обработанных. Отличительной чертой этого амбара является наличие резных причелин. Здесь имеется весьма редкий случай украшения резными причелинами отдельно стоящей служебной постройки. Резьба не отличается в данном случае пышностью декора, как это имеет место в жилых сооружениях, однако выполнена она с несомненным вкусом и мастерством. 
Большая часть поверхности причелин покрыта легким простым узором в виде мелких листьев, и только на свешивающихся концах сосредоточены сочные крупные завитки и розетки, придающие композиции художественную законченность. 
Амбар в деревне Копенное Балахнинского района построен по той же схеме, что и предыдущий. Это – клеть, крытая на два ската, с навесом, опирающимся на пару резных столбов. Однако, несмотря на повторяемость схемы, это сооружение производит совершенно иное впечатление. При сравнении этих двух амбаров особенно ярко выступает умение народных мастеров в пределах одной композиционной схемы добиваться многообразия художественного выражения, яркости индивидуальной характеристики. Амбар в деревне Копенная отличается устремленностью вверх. Несмотря на то, что по абсолютным размерам он значительно нижи.

Средствами архитектурной композиции народные мастера в сооружениях одного и того же типа добиваются удивительного разнообразия. Это же умение простыми средствами придать сооружению яркую индивидуальность можно увидеть и на всех других типах служебных построек – банях, колодцах, кузницах и т.д. широко распространенных в народном зодчестве Поволжья.

Автор текста: Николай Адамович Ковальчук (под редакцией Д.П.Сухова и П.Н. Максимова)

Издание Академии Архитектуры СССР

Институт истории и теории архитектуры

Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре

Москва 1955 г.