Наш сайт использует cookie-файлы, данные об IP-адресе и вашем местоположении для того, чтобы сделать сайт максимально удобным для Вас. Если Вы продолжите пользоваться нашими услугами, мы будем считать, что Вы согласны с использованием cookie-файлов. Политика конфиденциальности

Архитектура благополучия

Архитектура Благополучия: архитектурное проектирование, производство и монтаж фасадного декора в Москве и Московской области

Никольский Собор

Перейдя через Волхов по пешеходному мосту, на месте которого в древности был деревянный Великий мост, мы попадаем на Торговую сторону. Поселения здесь существовали в глубокой древности, и мощный культурный слой Славенского холма восходит к эпохе не позднее X века.

Административным и духовным центром этой части города было Ярославово дворище, где, по преданию, находился дворец Ярослава Мудрого. Вокруг Дворища располагался городской Торг, рядами спускавшийся к Волхову. Впоследствии князья оставили это шумное место. Но, предпочитая жить в загородной резиденции на Городище, по преданию основанной князем Рюриком, они продолжали вести на территории Дворища интенсивное храмовое строительство.

В 1113 году князь Мстислав Владимирович заложил здесь Никольский собор. Размером, высотой, величием он «спорил» с Софийским собором, как будто противопоставляя княжескую власть духовному престолу. Летопись и предание называют две причины возведения храма. Согласно летописному известию, незадолго до начала строительства собора Мстислав одолел «чудь на Бору», и, возможно, военная победа побудила князя к созданию памятного сооружения. Предание связывает возве­дение собора с исцелением князя от круглой иконы Николы, обретенной у истока Волхова. Она стала храмовым образом в Никольском соборе и почиталась как чудотворная. Это единственная из сохранившихся до наших дней русская круглая икона, хотя известно, что в древности существовали и другие, подобные ей произведения. Гипотеза о том, что древняя чудотворная икона была увезена в Москву Иваном III и сгорела во время пожара, несостоятельна. Доказательством древности иконы из Никольского собора служат сохранившиеся и материальные данные доски, и обрамление более широкого первоначально­го нимба, и открытый недавно фрагмент благословляющей руки святителя.

Недавняя реставрация вернула Никольскому собору первоначальный вид. Восстановлены четыре боковых купола, раскрыты заложенные окна, частично снят наплывший культурный слой, и пятиглавый собор вновь обрел свой величавый облик.

С южной стороны, на большой площади перед храмом, собиралось новгородское вече, нередко завершавшееся настоя­щими боями между жителями Софийской и Торговой сторон. Полагают, что к западу от собора находился княжеский дворец с переходом на хоры. Но в южной части храма сохранились ос­татки встроенной позднее лестничной башни. Она появилась еще в XII веке, видимо, когда княжеский терем с переходом уже не существовал. В XVI веке деревянные перекрытия, замененные в 1681 году на каменные своды, разделили пространство храма на два этажа.

В 1130-х годах храм был расписан. Сохранились орна­ментальные обрамления оконных откосов. В подцерковье собора остались фрагменты росписей XII века. На западной стене изо­бражена жена Иова, подающая на длинном шесте еду сидящему на пепле прокаженному мужу. Брезгливо отворачиваясь, она упре­кает Иова в твердой непорочности, призывая похулить наказавшего его Бога. Когда-то эта сцена соседствовала с грандиозной компо­зицией Страшного суда, занимавшей все пространство нартекса — западной паперти для стояния кающихся. В Никольском соборе нартекс был отделен от основного объема стеной и имел только один проход в храм. Таким образом, входивший в собор человек попадал сразу на Божий суд. Он видел перед собой несущихся по огненной реке грешников, его окружали сцены мучений и страш­ные звери, на свитках преподобных он читал нравоучительные призывы к покаянию.

Подобная композиция могла появиться по воле заказчика, испытавшего жизненные невзгоды, повинного в грехах и глубоко раскаявшегося. Даже фигура воскресшего Лазаря в алтаре (еще одно недавнее открытие реставраторов) с его мертвенно-бледным, тронутым тлением ликом, усиливает трагическое настроение росписи.

Если обратиться к истории, то 1117-1136 годы, когда новгородский престол принял князь Всеволод и когда, вероятно, была создана роспись нар-текса, полны тревожных знамений и трудных испытаний. Началось с удара грома в Софийском соборе, а вскоре случилось «знамение в луне»; затем вели­кий князь Мстислав призвал в Киев «к честному кресту» новгородских бояр. Немногие из них были отпущены домой, а другие, грабившие своих сограждан, остались в заточении. Поход Всеволода на Емь закончился лютым голодом в войске. Последовавшее затмение солнца предвозвестило великую летнюю бурю, во время которой падали дома и в Волхове тонули стада скотины; а через два года густая метель, великая вода в Волхове, лежавший до Яковлева дня снег и мороз побили осенью яровые и озимые. И снова голод поразил город, люди ели кору березовую, по улицам лежали трупы, и мать с отцом отдавали детей «по чужим землям». Последним испытанием стала битва на Ждане горе в 1134 году. Тогда погибло много знатных людей, убили храброго посадника Иванка и заказчика софийского кратира Петрилу Микульчича. Беды и неудачи преследовали князя, его судьба и в самом деле, кажется, была подобна судьбе многострадального Иова.

Но Всеволод не терял веры и продолжал строить большие храмы. В 1127 году в честь рождения сына он возвел собор Иоанна Предтечи на Торгу или на Опоках, или на Петрятине дворе, как по-разному его называют в летописи. В 1135 году князь поставил каменную церковь Успения Богородицы — последний княжеский храм на тер­ритории Новгорода. А в 1136 году после известного восста­ния Всеволод был изгнан и нашел убежище в Пскове, где - вскоре умер. Уже в конце XII века псковичи почитали его как святого.

Тем временем Торг разрастался, и в 1156 году про­мышлявшие за морем купцы построили первую церковь в честь своей покровительницы — святой Параскевы. В 1191 году эта церковь была возобновлена, а в 1207 году на ее месте также «заморскими» купцами был построен новый храм. По своему типу и внешнему облику он следовал традициям смоленской архитектуры — только каменная кладка оставалась новгородской. Большие притворы с мно­гопрофильными пилястрами, прямоугольные снаружи боковые апсиды, высокие круглые столбы в интерьере и обходившие периметр здания хоры повторяли конструк­цию церкви Архангела Михаила в Смоленске и некоторых других известных по раскопкам смоленских и новгород­ских храмов этого типа. До сих пор не решено, каким было первоначальное завершение Пятницкой церкви, и поэтому венчает его неуклюжая главка XVIII века.

Особенно активное храмовое строительство на Ярославовом дворище и на Торгу купцы вели в XVI столетии. Инициатива на этот раз принадлежала богатой семье гостей (привилегированных купцов) Сырковых, переселенных в конце XV века из Москвы. Оче­видно там, где когда-то стоял княжеский терем, они основали свой двор. В 1510 году родоначальник Сырковых Иван и его сыновья Афанасий и Дмитрий возвели церковь Жен Мироносиц на месте обветшавшего храма. Три высоких апсиды, простые, разделенные пилястрами стены напоминали новгородские соборы XII века. Но ярусная конструкция, конусообразный барабан с низко опу­щенными окнами, деревянные палаточные покрытия закомар, ме­таллические связи, чистая кирпичная кладка решительно удаляли храм от древних традиций. Церковь, кроме своего прямого бого­служебного назначения, приобретала функции хозяйственного здания с приспособленными для хранения товаров помещениями в нижних этажах. Она стала памятником своего времени, положив начало городскому строительству в XVI веке.

Настало время, когда после проведенных великим князем Иваном III кардинальных реформ в хозяйстве, внешней торговле, политике и духовной жизни город вступил в эпоху экономического и культурного подъема. На Ярославовом дворище энергично обнов­ляются старые храмы. Был перестроен купол собора Иоанна Пред­течи, переделана церковь Успения Богородицы, разделенная теперь на два этажа и получившая иное декоративное оформление, отремон­тирована обветшавшая церковь Параскевы, в Никольском соборе устроен придел Варлаама Хутынского.

Но главным памятником этого возрождения на Ярославовом дворище стала церковь Мученика Прокопия, построенная в 1529 году Дмитрием Сырковым рядом с отцовским храмом Жен Мироносиц. Пропорциональное соотношение опорных частей с горизонталями этажных ярусов, характер сводчатых перекрытий и аркатуры внеш­него декора демонстрируют кредо мастера, усвоившего опыт новго­родских и московских строителей и создавшего универсальный образ храма, в котором выразился творческий поиск и опыт целой эпохи.

Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер

Элиса Алексеевна Гордиенко

Издание издательства «Северный паломник»